• gn0318 200
    № 3 (31), 2018 г.
  • tn0918 200
    № 9 (142), Сентябрь 2018
  • reg0418 200
    № 4 (60) Июль-Август 2018
  • en0418 200
    № 4 (104) Июль-Август 2018
  • gn0218 200
    № 2 (30), 2018 г.
  • en0318 200
    № 3 (103) Май-Июнь 2018
  • tn0718 200
    № 7 (140) Июль 2018
  • tn0618 200
    № 6 (139) Июнь 2018
  • reg0318 200
    № 3 (59) Май-Июнь 2018
  • en0218 200
    № 2 (102) Март-Апрель 2018
  • tn0517 200
    № 5 (138) Май 2018
  • reg0218 200
    № 2 (58) Март-Апрель 2018
  • tn0418 200
    № 4 (137) Апрель 2018
  • gn0118 200
    № 1 (29), 2018 г.
  • reg0118 200
    № 1 (57) Январь-Февраль 2018
  • tn0318 200
    № 3 (136), Март 2018

Электроэнергетика вновь перед выбором

news111217-5Георгий Кутовой,
научный руководитель Центра экономических методов управления в энергетике КЭУ, заслуженный энергетик России, академик РАЕН, профессор
 
На Российском энергетическом форуме (17-19 октября 2017г, Уфа) была поставлена на обсуждение экспертного сообщества очень актуальная тема: «Современная энергетика - многовариантность развития». В такой постановке тема практически ещё не ставилась и не обсуждалась. В этом ее интрига - о каких вариантах идёт речь?
 
В нашей стране уже выбран вариант, утверждённый в виде Энергетической стратегии на перспективу до 2030 с пролонгацией до 2035года, утверждена Стратегия развития электросетевого комплекса, выстроена структура торгово - договорных отношений в виде оптового рынка электроэнергии и мощности, и рынков электроэнергии на территории субъектов РФ. Все отношения в электроэнергетике зарегулированы Федеральными законами и подзаконными актами и, казалось бы, не о чем говорить.
 
Но в последние 5-7 лет неоднократно обсуждаются проблемы развития электроэнергетики на разного рода форумах и создаётся впечатление, что уже «замылился взгляд» на проблемы, так как практической пользы от рекомендаций экспертного сообщества пока не видно.
 
К такому выводу пришли многие эксперты, например, [1,2 ] и создаётся впечатление, что предложения экспертного сообщества в министерствах и ведомствах мало кого интересует и поэтому реформы в электроэнергетике остановились в самом неблагоприятном для нашей экономики этапе: в производственной и энергосбытовой сферах конкурентные механизмы оказались неэффективными, рост цен (тарифов) продолжает своё разрушительное влияние на реальный сектора экономики, а череду системных аварий, объясняемых не расчётными случаями, пока реально остановить не удаётся.
 
Стало очевидным, что оставаться в такой ситуации можно, но эта ситуация губительна для нашей реальной экономики. Так в чем же все - таки суть проблемы? Почему реализованный вариант рыночной реструктуризации и приватизации электроэнергетики на дал за 25 лет каких-либо положительных итогов в экономической эффективности и продолжает обременять экономику постоянно растущими ценами (тарифами) и ущербами от системных аварий [3,4,5,8,]
 
Вместе с тем, на уровне экономического руководства страны понимают необходимость изменить положение дел и повысить эффективность и конкурентноспособность нашей экономики, но принимаемые в этом направлении поручения и решения носят, к сожалению, половинчатый характер. Эти решения больше свидетельствуют о благих намерениях, чем о чётких системно выстроенных мерах для радикального улучшения, включая и меры по стратегическому и перспективному планированию развития приватизированной энергетики.
 
В чем основные причины такого интеллектуального топтания на месте? Ведь согласно уже принятой нормативной и правовой базам, видимых препятствий для повышения эффективности электроэнергетики формально нет. Однако, по существу, как оказалось, напрочь отсутствует правильно выстроенная мотивация всех участников оборота энергии в силу следующих факторов:
а) некорректной структуры электростанций оптового рынка (ОРЭМ) и принятого механизма ценообразования электроэнергиии и мощности на нем из-за законодательного требования об обязательном выводе на ОРЭМ всех электростанций с установленной мощностью свыше 25 МВт, включая ТЭЦ [8,10,13,] и торговли электроэнергией в виде двух составляющих - электроэнергией и мощностью. При этом следует отметить, что так называемый рынок мощности на ОРЭМ стал очень удобным нерыночных инструментом для реализации перекрёстного субсидирования цен, масштабы которого уже стали парадоксальными;
б) полное отсутствие конкуренции генерации на региональных рынках субъектов РФ с трансляцией ценообразования с ОРЭМ до каждого потребителя на региональных рынках электроэнергии(РРЭ), включая оплату всеми потребителями виртуального транспорта электроэнергии и по сетям ФСК ЕЭС и по распределительным сетям [14], что превратило региональные рынки электроэнергии не в конкурентную сферу производителей в интересах потребителей, а в банальные зоны сбора денег с потребителей торговыми посредниками - энергосбытовыми организациями в интересах энергетических и электросетевых компаний. Эта ситуация на фоне постоянного роста цен (тарифов) обусловила, в частности, не только рост неплатежей за потреблённые энергоресурсы, но и в ряде случаев криминальный увод денег с рынка электроэнергии;
в) в силу вышеизложенных двух факторов искажено ценообразование на продукцию ТЭЦ, из-за чего запущен процесс деградации централизованного энергоснабжения потребителей на базе самого эффективного комбинированного производства электроэнергии и тепла с экономией до 40% топлива по сравнению с раздельным способом энергоснабжения [14]. Проигнорирована физическая природа продукции ТЭЦ и, соответственно, искажено ценообразование на ее продукцию, а именно: на теплоэнергию, на электроэнергию, произведенную в теплофикационном режиме и на электроэнергию/мощность конденсационных хвостов. Целесообразность централизованного энергоснабжения потребителей в городах от энергогенерации с комбинированным производством тепла и электроэнергии обосновывалась в схемах теплоснабжения городов и промузлов с учетом ценообразования на первые два вида продукции: для реализации местным городским энергопотребителям по ценам с учетом соответствующих транспортных тарифов по распределительным сетям (110-35-10/6 КВ), а недогруженная по теплофикационному режиму мощность/энергия ТЭЦ (конденсационный хвост) - это продукция/услуга, которая должна продаваться/покупаться на рынке системных услуг ОРЭМа как, например, очень эффективный системный резерв в центрах электрических нагрузок, пиковый энергоисточник для покрытия суммарного графика нагрузки, частотный резерв, регулятор напряжения и т.п.
 
При таком подходе экономическая эффективность существующих ТЭЦ очень высока и выгодна для потребителей в каждом городе и/или промузле. К сожалению, экономическая сущность этого экономического эффекта не учитывается ценообразованием в действующей электронной модели рынка, что наносит ущерб и экономике ТЭЦ, и городским потребителям энергоресурсов.
г) растущих объёмов разного рода перекрёстного субсидирования цен (тарифов) для одних потребителей за счёт увеличения цен (тарифов) для других потребителей [8, 16], что ставит под вопрос целесообразность проведённого реформирования отрасли;
д) принятого не рыночного, а принудительного для промышленных потребителей механизма финансирования перекрёстного субсидирования тарифов для населения, межрегионального субсидирования и оплаты не востребованных потребителями энергостроек по так называемым договорам поставки мощности(ДПМ). Это свидетельствует о том, что в электроэнергетике не работают рыночные механизмы конкуренции в интересах реального сектора экономики [ 3,11,16,18]. Предложение Минэкономики России [17] заменить механизм ДПМ расчётом прибыльности новых энергоблоков с привязкой их доходности к ОФЗ по сути своей хотя и несколько снизит платежи промышленных потребителей (5-25 млрд. руб. в год), но не поменяет обременительную для потребителей сущность платежей. Все экономические и финансовые риски строительства новых энергоблоков ложатся 100% только на потребителей, а экономика в целом проигрывает за счёт снижения конкурентоспособности промышленного сектора.
 
А что делать после окончания сроков действия ДПМ, надо решать уже сегодня;
е) излишне перегружена ответственность федерального центра за решение вопросов энергообеспечения жизнедеятельности на территориях всех субъектов Российской Федерации, что позволяет иногда местным властям «обоснованно» уходить от решения вопросов конкурентного развития региональной энергетики.
 
В Конституции РФ вопросы федеральных энергетических систем отнесены к ведению Российской Федерации, но ни в одном законодательном документе нет определения «федеральная энергетическая система (энергетика)», и поэтому нет понятия «региональная энергосистема (энергетика)». Следовательно, не разграничены полномочия и ответственность в этой важнейшей сфере хозяйственной деятельности. Правоприменительная практика в этой сфере хозяйственных отношений регулируется федеральными законами и постановлениями Правительства РФ, делегируя часть полномочий администрациям регионов, но не делегируется ответственность.
 
В Госдуме несколько лет назад была попытка принять по этому вопросу ФЗ, но она не нашла своего положительного продолжения. Мировой тренд о преимущественном развитии распределённой генерации, включая ВИЭ, актуален и для условий России, и поэтому представляется целесообразным вернуться к законодательному определению понятия федеральной и региональной энергетики, и на этой основе определиться с полномочиями и ответственностью федерального и регионального уровней власти.
 
В качестве примера по этой проблеме можно привести сложившуюся очень неэффективную систему государственного регулирования стоимости услуг электросетевых компаний, при которой стоимость услуг одной ДЗО «МРЭСК» регулируется почти десятком регулирующих органов соответствующих субъектов РФ.
 
В силу изложенных факторов действующая модель хозяйственно - договорных отношений выстроена и успешно работает в пользу системных крупных межрегиональных энергокомпаний (всех ОГК, ПАО «РусГидро», ГК «Росэнергоатом», ПАО «ИнтерРАО» и ПАО ФСК ЕЭС ) с экономическим ущербом для всех территориальных компаний ( ПАО «ТГК», ДЗО «МРЭСК», распределённой генерации, включая ВИЭ, и прочих мелких генераций) и, что самое главное, в ущерб экономическим интересам работающим промышленным предприятиям и местным бюджетам.
 
Сегодня уже очевидно, что реализованную рыночную по форме модель функционирования и развития электроэнергетики необходимо перестроить исходя из парадигмы обеспечения, в первую очередь, общеэкономических интересов страны, т.е. потребителей энергии реального сектора с созданием условий жёсткой конкуренции в сфере производства электроэнергии как на федеральном (ОРЭМ) так и на региональном (РРЭ) уровнях с активным участием в этих процессах и энергопотребителей и региональных властей. Фактически об этом идёт речь в одобренных Правительством РФ Концепции и Дорожной карте построения интеллектуальной энергетической системы России (ИЭСР).
 
Что же нужно предпринять для ликвидации вышеизложенных изъянов в действующей модели?
 
Чтобы ответить на этот вопрос представляется необходимым:
• во - первых, рассмотреть вопросы, относящиеся к проблеме повышения эффективности уже созданной системы отношений в обороте электроэнергии и соответствующего ценообразования в ней;
• во-вторых, рассмотреть вопросы, относящиеся к проблеме перспективного планирования и проектирования развития ЕЭС России и региональных энергосистем с формированием финансовых источников финансирования строительства энергетических и электросетевых объектов.
 
В порядке ответа на вопросы по первой проблеме, следует отметить, что по первым четырём из шести (а,б,в,г) вышеприведенным факторам есть много опубликованного материала с конкретными предложениями и поэтому в рамках этой статьи ограничимся конспективным перечислением основных ключевых предложений, согласно [14,15 ]:
 
Необходимо пересмотреть действующие Основные положения функционирования оптового и розничных рынков электрической энергии, предусмотрев:
а) перевод ОРЭМ на торговлю электроэнергией по одной комплексной цене (электроэнергия + мощность);
б) оплату резервных мощностей электростанций предусмотреть на рынке системных услуг ОРЭМ;
в) замену модели ОРЭМ на регулируемую модель «Единственный Покупатель».
г) торговлю электроэнергией и участие в конкуренции на розничных рынках (торговых площадках) всех типов теплофикационных, когенерационных энергоустановок и электростанций, независимо от их установленной мощности и формы собственности и выдающих свою электроэнергию в распределительную электросеть напряжением до 110 кВ включительно. При этом, на каждой региональной торговой площадке должна участвовать поставка электроэнергии с ОРЭМ со стоимостью своей электроэнергии (франко - поставка до центров питания ЕНЭС) на конкурентных условиях с поставками электроэнергии от местных электростанций.
2. Принять поправки к Федеральному закону 35-ФЗ «Об электроэнергетике», разрешающие разным по мощности ТЭЦ электростанциям работать в качестве субъектов как на региональных так и на оптовом рынках электроэнергии.
3. Предусмотреть возможность поставки электроэнергии от ТЭЦ как на розничный рынок, так и на оптовый рынок электроэнергии и мощности. На оптовый рынок (рынок системных услуг), как правило, должна поставляться не востребованная на розничном рынке электроэнергия ТЭЦ, возможная производством в конденсационном режиме, соответственно по конкурентным ценам.
4. Предусмотреть механизм дифференциации формирования тарифов на передачу электроэнергии (сетевую составляющую) отдельно на ОРЭМ и отдельно внутри региона на РРЭ (в рамках субъектов РФ), возможно разделив его на несколько зон и передав право применения этого механизма субъектам РФ. При этом представляется целесообразным рассмотреть образование в рамках ДЗО «МРЭСК» его территориальных отделений (филиалов) в рамках соответствующих субъектов РФ для более объективного учета их тарифов по передаче электроэнергии при ценообразовании на региональных торговых площадках.
5. Ценообразование на ОРЭМе и на региональных в рамках субъектов РФ целесообразно принять идентичными, что подразумевает создание в каждом регионе торговой площадки под управлением соответствующих коммерческого оператора с участием регионального диспетчерской управления (РДУ).
6. Разработать новую мультиагентную электронную модель согласованного функционирования и развития оптового и розничных рынков электроэнергии и мощности с внесением соответствующих изменений в нормативно-правовые документы.
7. Рассмотреть целесообразность организационно-правового объединения ПАО «Россеть» и ПАО « СО ЕЭС» в единой холдинговой компании, что повысит централизацию управления функционированием ЕЭС России для эффективной реализации мер по созданию Интеллектуальной энергетической системы России.
 
Это тот минимально необходимый набор мер, которые обеспечат создание полноценных оптового и розничных рынков и будет способствовать преобразованию оптового рынка в балансирующий рынок с выравниванием цен по субъектам РФ.
 
Что же касается ответов на вопросы по второй проблеме - управления процессом стратегического прогнозирования, планирования и развития отрасли, как системы жизнеобеспечения страны, то этот блок предложений относится к проблеме восстановления эффективности управления отраслью.
 
Прежде всего следует отметить, что Минэнерго России согласилось с критикой о низкой эффективности управления отраслью и с необходимостью создания нового Центра компетенций с разработкой стратегически выверенного перспективного планирования ее развития. Министерство подготовило предложение о создании такого нового Центра компетенций на базе института «Энергосетьпроект», вернее на базе того, что от этого института осталось, и это представляется правильным решением, но совершенно недостаточным. Предложению Минэнерго все-таки присущи, к сожалению, системные недоработки. Поэтому хочу поделиться своим видением проблем организации стратегического перспективного планирования и проектирования развития ЕЭС России, комплексных схем развития региональных систем энергетики и их энергообъединений, исходя из своего личного опыта: более 50 лет практической работы в институтах Гидропроект, Энергосетьпроект, в Минэнерго СССР, в Госплане СССР, в Минэкономики России, в ФЭК России, в ГК «Росэнергоатом» и советником по энергетике в двух крупных горно-металлургических компаниях.
 
Но прежде, чем перейти к конкретным предложениям, представляется целесообразным сделать несколько общих замечаний.
 
Во-первых, стратегическое прогнозирование и перспективное планирование развития энергетики представляют собой очень большую системную задачу, которая должна решаться итеративно методом ее декомпозиции на множество взаимно увязанных подзадач с согласованными временными горизонтами. Этот подход подтверждён как успешным отечественным опытом, так и опытом зарубежных стран. Он позволяет своевременно увидеть и адаптивно учесть появление новых прорывных технологий в сферах производства, передачи, распределения и конечного энергопользования всех видов энергоресурсов, с одной стороны, а с другой - иметь возможность поэтапной актуализации принимаемых вариантов в целях подготовки решений на развилках развития и своевременного избегания экономических издержек.
 
Во-вторых, адаптация к инновационным технологиям в электроэнергетике, как в сферах производства энергоресурсов, их передачи и распределения, так и в сфере управления режимами работы энергосистем в современных условиях функционирования и развития должна выстраиваться государством для стимулирования мотивации хозяйствующих субъектов в принятии практических решений в общем тренде оптимального развития электроэнергетики. При этом необходимо исходить из того, что электроэнергетика как промышленная отрасль не производит новую технику, технологии и материалы, она их покупает на рынках, но она должна видеть свою перспективу на фоне мировых электроэнергетических трендов и своевременно формировать свои требования к соответствующим смежным отраслям, стимулируя проведения ими НИОКР в прорывных направлениях. К сожалению, практика последних 25 лет не подтверждает такое положение и наши энергомашиностроение и электротехническая промышленность остаются пока слабоконкурентными отраслями.
 
В-третьих, успешный опыт решения вышеперечисленных проблем в период плановой экономики, от которого мы отказались в постсоветский период, хорошо известен. Этот опыт характерен, в частности, тем, что была выстроена, научно обоснована и нормативно - методически обеспечена вся работа, и стратегических исследований, и прогнозирования, и перспективного проектирования развития электроэнергетики. Это была цельная школа научных исследователей, в которой были интегрированы специализированные кафедры ВУЗов, отраслевые НИИ, отраслевые комплексные научно- исследовательские, и проектно - изыскательские институты, и институты РАН. При этом ВГПИ и НИИ «Энергосетьпроект» со своими региональными отделениями был действительно «вперёд смотрящим», по образному определению Министра энергетики СССР П.С.Непорожнего, а по целому ряду основных технологических направлений научные исследования возглавлялись общепризнанными научными корифеями - академиками РАН, которые отвечали за качество исследований и опытно - конструкторских разработок, и которые были фактически генеральными конструкторами по этим направлениям. Финансирование научных исследований осуществлялось в централизованном порядке из бюджета, а отраслевые НИОКРы финансировались частично из бюджета и частично за счёт средств отраслевых министерств. Основным модератором тематики НИОКР и финансировния был Госкомитет по науке и технике. Следует отметить при этом важнейшую роль социально-экономического прогнозирования, которую выполняли Госплан СССР и его институты, в частности, СОПС, КЭПС, ВНИИКТЭП и др. Такая организация централизованного научного предвидения, стратегического планирования и перспективного проектирования позволила в своё время создать в нашей стране современный ТЭК и его важнейшую составляющую - ЕЭС России, основные фонды которых вот уже 25 лет постсоветского периода успешно обеспечивают энергоснабжение нашей страны.
 
То, к чему мы пришли за 25 лет реформ и построения рыночной экономики для сегодня работающих в отрасли специалистов описывать нет смыла, т.к. они сами участники этого процесса. Целесообразно лишь отметить следующее, на мой взгляд, принципиально важное.
 
С ликвидацией отраслевого холдинга РАО «ЕЭС России», который фактически выполнял функции централизованного управления отраслью, будучи фактически псевдо-министерством с регулированием стоимости его услуг государством в лице Федеральной энергетической комиссии на федеральном уровне и Региональными энергетическими комиссиями на уровне субъектов РФ, отрасль практически потеряла отраслевой центр компетенций. Минэнерго России в силу разных причин не смогло организовать эффективное управление приватизированными энергетическими компаниями, полагаясь на силу рынка. При этом приватизированный институт «Энергосетьпроект», потеряв свои региональные отделения и централизованное финансирование, превратился в заурядную проектную организацию на рынке проектных услуг с небольшим коллективом. Для его возрождения в виде статусного отраслевого Центра компетенций понадобятся годы, и для формирования высококвалифицированного коллектива специалистов, и для создания гарантированного финансового обеспечения его работы. Но работать успешно такой Центр сможет только в связке с научными институтами РАН и другими научными организациями с соответствующим обеспечением их заказами.
 
С нашей наукой в лице РАН и, в частности, с ее общеэнергетическими направлениями, как мне представляется, в Правительстве РФ не знают что делать и чем ее озадачить. Дело идёт, по-видимому, к ее физическому и интеллектуальному обветшанию, т.к. в силу «рыночных» условий и мизерного бюджетного финансирования с отсутствием серьёзного госзаказа ожидать эффективного участия энергетических коллективов РАН в конкуренции с иностранными научными фирмами не приходится (кроме атомной тематики). Примерно похожая судьба и наших отраслевых НИИ и проектных-изыскательских организаций ( ЭНИН им. Г.М. Кржижановского, ТЭП, ВНИПИЭнергопром, Гипрокоммунэнерго, Гидропроект, Энергосетьпроект, Сельэнергопроект, Мосэнергопроект и др.), которые сегодня в условиях конкурентных закупок услуг для приватизированных энергокомпаний, проигрывают конкуренцию со стороны мелких, иногда временных организаций, демпингующих на проводимых тендерах и подрабатывающих на рынке системных услуг по принципу «чего изволите, любой ваш каприз за ваш счёт» + условия «откатов» и т. п.
 
В таких условиях говорить о реальной отечественной технической политике, инновационной реконструкции и перевооружении энергетических объектов, об экономической эффективности энергосистем и цифровизации экономики можно умно, много и долго, но и реального результата придётся ждать тоже очень долго. Пропала персональная ответственность (перед кем?) за результат порученного дела и качественного исполнения полученного заказа, опять же из-за вышеизложенных принципов.
 
Что же нужно сделать для существенных изменений к лучшему?
 
Для ответа на этот вечный вопрос давайте рассмотрим, чего не хватает в ныне разрабатываемых Энергетических стратегиях, Схемах развития и размещения электростанций, Схемах развития ЕЭС России, схемах развития электроэнергетики на территориях субъектов РФ, схемах энергоснабжения городов и прочих объектов. Если коротко, то недостаёт в наших стратегических перспективных документах следующего:
 
1. Качественной информации (исходных данных) о темпах роста электрических и тепловых нагрузок, т.к. прогнозы социально-экономического развития, выполняемые Минэкономразвития России в составе ежегодного бюджетного регламента с учетом и более далекой перспективы - носят оценочный ( необязательный к исполнению) характер и о них сразу же забывают после принятия бюджета. Но прогноз - это не план, хотя о необходимости перехода от прогнозов к индикативному планированию говорят экономисты Столыпинского Клуба уже лет 12-15 если не больше [12 ]. Поэтому за достоверность прогноза никто и не отвечает, а совсем другое дело, когда необходимо ответить за срыв выполнения плана. А мы так лихо отказались от плана - как будто от чумы шарахнулись, перейдя одномоментно на эвристическое безответственное прогнозирование. Представляется, что прогнозированием могут заниматься профильные НИИ и отдельные специалисты, но не Министерство экономического развития России. Прогноз можно менять хоть каждый месяц, что и делает Минэкономразвития России, например, по показателю инфляции,- разве это влечёт за собой какие-то последствия? А ведь по прогнозным показателям социально- экономического развития страны и регионов разрабатываются схемы развития энергетики, в которых рассчитываются динамики роста электропотребления, электрических и тепловых нагрузок, определяются необходимые для их покрытия объёмы энергетического строительства и утверждаемые инвестиционные программы ввода в действие энергетических мощностей, сетевых объектов и других мер. Иными словами, прогнозы Минэкономразвития превращаются в плановые показатели энергокомпаний, т.к. принимаются в основу формирования бюджетов и инвестиционных программ - а это, как показала практика постпланового периода, очень рисковый алгоритм управления многомиллиардными инвестиционными потоками! Ошибки прогноза в социально-экономическом развитии очень дорого обходятся экономике и хозяйствующим субъектам и стране. Например, в текущем году максимальная нагрузка ЕЭС при холодной зиме может достичь 158 ГВт, т.е. это всего лишь уровень максимума 1990 года. Следовательно, нашей экономике, с учетом 20% резервных мощностей, достаточно иметь 190 ГВт располагаемых мощностей, а у нас за 25 лет под прогнозы Минэкноиразвития России ввели столько новых мощностей генерации, что даже с учетом выведенных из работы за этот период генераторов ЕЭС будет располагать к концу текущего года около 240 ГВт. Возникает вопрос - зачем нашей стагнирующей экономке содержать около 50 ГВт никому не нужных старых мощностей и соответствующих загруженных всего на 30-35% электросетевых объектов? Содержать это излишнее (резерв) энергетическое хозяйство, равное по параметрам энергетике Беларуси, Армении, Грузии, Казахстана и Киргизии, вместе взятых. Ведь это реальные резервы снижения тарифов на электроэнергию для нашей промышленности почти на 35-40%, что существенно повысило бы ее конкурентоспособность! А возникнет ли при таком снижении тарифов риск энергетических ограничений потребителей в ближайшем будущем? Ответ - рисков нет, т.к. при ежегодном устойчивом росте ВВП в размере 2% в год и электроемкости прироста ВВП в 0,5% на каждый процент роста ВВП (показатель Германии) - при разумной технической политике существующих мощностей хватит стране до 2027 г. А это значит, что из реального сектора экономики за 25 лет постсоветского периода было изъято в сферу развития системной электроэнергетики почти 10 000 млрд. рублей (50млн.квт х 2.5 тыс. долл/квт х 60руб/долл х 1,3 = 9750 млрд.руб.).
 
Создалась парадоксальная для рыночной экономики ситуация: прогнозные оценки о социально - экономическом развитии государство превращает в обязательные к исполнению инвестиционные программы энергетических компаний, финансирование которых осуществляется за счёт промышленных компаний с отнесением всех коммерческих рисков только на энергопотребителей. Учитывая высокую капиталоёмкость энергетического строительства и продолжительные сроки энергетических строек, зыбкость социально - экономических прогнозов обуславливают очень высокие экономические риски. Поэтому практику, унаследованную от плановой экономики, составления инвестиционных программ энергетических компаний, которые определяются в схемах развития электроэнергетик в принципе можно считать правильной, но утверждение государством таким образом сформированных инвестиционных программ, соответственно на федеральном и региональном уровнях, с обязательным исполнением этих программ соответствующими энергокомпаниями за счёт цен ( тарифов) для существующего бизнеса, представляется ошибочным решением.
 
По своей сути, это механизм банального безвозвратного сбора финансовых средств с существующих субъектов бизнеса для обеспечения энергоснабжения неких будущих субъектов частного бизнеса, что несправедливо. В рыночной экономике с акционерной формой хозяйствования такой метод финансирования по меньшей мере выглядит странным.
 
В качестве примера можно привести и реализацию инвестиционной программы по так называемым договорам поставки мощности (ДПМ), в которой государство обязало энергокомпании реализовать обоснованную Схемой развития и размещения электростанций программу строительства новых электростанций, а промышленный бизнес обязало оплатить возврат финансовых средств энергокомпаниям за построенные мощности, которые оказались в итоге излишними. Это пример цены легковесных прогнозов, когда желаемое выдаётся за действительное без адекватных поправок по ходу дел. Этот процесс можно сравнить с процессом управления движением без сильных обратных связей или со строительством многоэтажного здания на песчаном фундаменте.
 
Аналогичная ситуация сложилась и в развитии электросетевого комплекса. Следовательно, в сложившихся условиях основная инвестиционная политика в энергетике на предстоящие 10 - 15 лет должна быть направлена, в первую очередь, на техническое перевооружение в интересах уже существующих потребителей, а строительство и ввод в действие новых мощностей должно предусматриваться только взамен выбывающих. Что же касается обеспечения энергоснабжения нового бизнеса в реальном секторе экономики, то решение таких вопросов нужно искать в интересах нового бизнеса и за счёт его долевого участия. Акционерная форма энергокомпаний и промышленности позволяет находить взаимоприемлемые решения, минимизируя риски.

2. Нет глубокого анализа мировых достижений и тенденций развития в разных энергетических и электротехнических технологиях, а так же нет обоснованных рекомендаций для отечественного промышленного комплекса по интенсификации НИОКР по важнейшим технологическим направлениям. Энергетики должны формировать заказ промышленности на прорывные энергетические технологии и не только по импортозамещению. Например, драйвером развития интеллектуальной энергетической системе, согласно концепции Энерджинет, являются «распределённая генерация и мотивированный активный потребитель». Если это воспринято на всех уровнях как верный показатель, то почему распределённая генерация (например, газопоршневая генерация) на отечественном рынке представлена лишь импортным оборудованием? А что нужно сделать, чтобы потребитель энергоресурсов стал “активным мотивированным потребителем» на рынке энергоресурсов? Представляется, что для этого, как минимум, необходимо энергорынок для потребителя должен быть прозрачным, для чего необходимо преобразовать региональные рынки электроэнергии в действительно торговые площадки, на которых будут конкурировать за договора с потребителями местные энергоисточники, включая ТЭЦ и разного типа распределённую генерацию, с поставщиками энергоресурсов с ОРЭМ. Только в этих условиях потребитель может получить реальные права, и возможность выбирать для себя выгодного поставщика. Но это потребует пересмотра правил ценообразования тарифов на транспорт электроэнергии с разделением тарифов на транспорт электроэнергии по сетям ФСК ЕЭС (ЕНЭС) и по распредсетям на территориях субъектов РФ. Однако, несмотря на неоднократные поручения Правительства, пока нет на эту тему толковых проработок вопроса. А ведь в условиях рыночной экономики изучение проблем баланса экономических интересов субъектов энергетических рынков является важнейшей проблемой, и государство должно не только с этим соглашаться, но и активно стимулировать конкуренцию по этим направлениям, формировать мотивацию субъектов бизнеса через совершенствование нормативной и законодательной базы.
 
3. Нет в предлагаемых стратегических перспективных документах должного анализа региональных особенностей каждого субъекта РФ и экономически обоснованных потенциальных возможностей их развития - это с одной стороны. А с другой - отсутствует анализ и экономические характеристики возможного вовлечения в энергобаланс местных энергетических ресурсов, включая ВИЭ, в каждом регионе по сравнению с технико- экономическими показателями привлечения в каждый регион ТЭР федерального (межрегионального) значения. Это тоже своего рода конкурентный отбор вариантов развития энергогенерации, в чем крайне заинтересован бизнес. Вышеназванных три фактора обесценивают информативное значение разрабатываемых схем перспективного развития как надёжных документов для предпринимательства.
 
4. Нет экономически обоснованных проработок и рекомендаций по определению выгодополучателей от реализации инвестиционных программ и объектов. Эта очень важная информация для предпринимателя вообще не прорабатывается в схемах развития электроэнергетики. Следовательно, в определившихся схемами инвестиционных программах с рекомендованной структурой источников финансирования нет рекомендованных механизмов селективной государственной поддержки предпринимательства в каждом регионе как за счёт региональных, так и за счёт федеральных возможностей. В реструктурированной и приватизированной энергетике ( количество разного организационно-правового статуса хозяйствующих субъектов в отрасли превысило несколько тысяч ) государство может и должно дифференцировано формировать мотивационную основу эффективной деятельности в энергетике всех хозяйствующих субъектов в интересах энергопотребителя, т.e. бизнеса в реальном секторе экономики.
 
5. Нет глубокого анализа динамики экономической эффективности фондоотдачи, как уже работающих основных промышленно -производственных фондов (ОППФ), так и экономической эффективности вновь создаваемых фондов с оценкой их влияния на показатели реального сектора экономики.    
 
6. Отсутствуют показатели сравнительной эффективности поэтапного развития электроэнергетики по сравнению с существующим состоянием как по отрасли в целом, так и в региональном разрезах. Такой аналитический материал во многом бы характеризовал, насколько эффективен предложенный вариант развития по сравнению с достигнутым состоянием отрасли и его влияние на эффективность реального сектора экономики.
 
7. Нет обоснованных показателей влияния рекомендуемого варианта развития электроэнергетики на экономику реального сектора, и соответствующих рекомендаций по совершенствованию торговой системы в обороте электроэнергии и теплоэнергии, с целью обеспечения баланса экономических интересов как производителей так и потребителей энергии, и объективно справедливого ценообразования на энергоресурсы.
 
8. Нет научно обоснованных рекомендаций по нормативному обеспечению энергобалансовой надежности функционирования ЕЭС и показателей электросетевой надежности систем внешнего электроснабжения городов, промузлов и отдельных крупных промышленных предприятий. Научно - методическая база для эффективного решения названной проблемы в нашей стране создана (например, в трудах академика РАЕН В.А. Непомнящего), но практикой не востребована, т.к. ее решение де-факто монополизировано СО ЕЭС без надлежащего регулирования и контроля со стороны государства.
 
9. Не проработаны концептуальные вопросы формирования оптового рынка энергоресурсов и услуг в рамках развития Евразийского сотрудничества, обоснование роли ЕЭС России в этом процессе и экономических выгод для экономики страны.
 
Отсутствие вышеперечисленных разработок и обосновывающих материалов в стратегических перспективных исследованиях в условиях множества конкурирующих частных компаний с несовпадающими экономическими интересами и, естественно, монопольными электросетевыми компаниями, стоимость услуг которых регулируется государством на федеральном и региональном уровнях, не оказывает необходимого синтезирующего воздействия на перспективную работу энергетических компаний и превращает перспективные документы в комплекс почти мифологических целеполаганий. Вместе с тем, одобренная Концепция и Дорожная карта создания интеллектуальной энергетической системы России является инновационным подходом к формированию технологической стратегии перспективного развития электроэнергетического комплекса страны и по ряду направлений ее реализация возможна лишь при внесении существенных поправок в федеральное законодательство. При этом, названные документы хотя и определяют основными драйверами развития электроэнергетики «развитие распределённой генерации и активного мотивированного энергопотребителя», но роль и место в этом процессе энергопотребителя почти не раскрыты, что без активизации потребителя может превратить всю интеллектуализацию электроэнергетики в банальный «обоснованный» рост цен (тарифов) на электроэнергию и тепло.
    
В итоге следует заключить, что за 25 лет постпланового периода в нашей стране выстроена солидная законодательная база стратегического перспективного прогнозирования - планирования развития электроэнергетики, которая во многом представляет собой некую кальку с советского перспективного планирования, но которую ещё необходимо адаптировать к принципам рыночной экономики с эффективно мотивированным предпринимательством как в области развития системной электроэнергетики, так и в области энергопользования. Представляется, что ключевыми пусковыми механизмами для включения всего арсенала рыночных механизмов конкуренции в электроэнергетике послужило бы:
а) переход к индикативному планированию в нашей экономике с определением исчерпывающего перечня необходимых к принятию нормативно-правовых актов и экономических механизмов, как стимулов для бизнеса в целях реализации принятых плановых показателей. Чёткая ответственность законодательных органов, Правительства, министерств и ведомств за выполнение показателей индикативного плана представляется объективной необходимостью. В этом случае индикативные планы социально- экономического развития страны и субъектов РФ превратятся в надёжную информационную базу для обоснования путей и методов развития электроэнергетики в интересах реальной экономики;
б) преобразование региональных рынков электроэнергии в действительно конкурентную торговую площадку для всех производителей энергоресурсов, включая ТЭЦ, всех видов распределённой генерации, ВИЭ, с реальным правом для потребителей выбирать для себя вариант энергообеспечения;
в) отказ государства от включения инвестиций для финансирования нового энергетического строительства в цены(тарифы) на энергоресурсы для существующих энергопотребителей, за счёт которых в настоящее время осуществляется финансирование излишних для них энергостроек. Или если сказать другими словами, то финансирование нового энергетического строительства должно осуществляться в интересах нового или расширяемого бизнеса и за счёт его долевого участия [3,4].
 
Как это сделать? Какими механизмами мотивировать и потребителей и энергетические компании сообща вкладывать свои финансовые средства в развитие электроэнергетического комплекса? Представляется, что акционерная форма хозяйствующих субъектов как в электроэнергетике так и в реальном секторе экономики открывают для этого уникальные возможности в виде, например, инвестиционного доступа к сети [ 6,12].
 
Очевидно, что в сложившихся условиях для организации системно увязанных во всех аспектах функционирования и стратегии перспективного планирования недостает чёткого организующего административного начала, и поэтому представляется необходимым выполнить несколько определяющих условий:
 
первое - создать, например, под руководством и в рамках Минэнерго России новый Центр компетенций по стратегическому перспективному планированию развития электроэнергетики с правом принятия нормативно - правовых обязательных к исполнению всеми субъектами электроэнергетики актов. В составе такого Центра представляется целесообразным организационно чётко консолидировать взаимодействие ещё сохранившегося потенциала:
а) научно -исследовательских институтов, которые занимаются стратегическими исследованиями развития в энергетике, создав, например, их научно-целевой консорциум (НЦК) - (ЭНИН им. Г.М. Кржижановского с участием других отраслевых научно-технических центров и НИИ РАН: ИНХП, АО НТЦ ЕЭС, ИСЭМ СО РАН, ИНЭИ РА, ИЯИ им Курчатова, НИКИЭТ РАН, НИИПТ, Ин-т энергетической стратегии и др.). Необходимо консолидировать в рамках указанного НЦК и деятельность профильных энергетических кафедр в ВУЗах, где ещё сохранились признанные авторитетные учёные по целому ряду энергетических направлений;
б) консолидировать работу отраслевых проектной- изыскательских институтов (АО "Энергосетьпроект", с участием других отраслевых проектных организаций (АО"Атомэнергопроект", АО "Институт Гидропроект", АО"ТЭП", АО "ВНИПИЭНЕРГОПРОМ" и другие профильные энергетические организации), создав на их базе второй консорциум - проектный*, в рамках которого будут выполняться количественные расчёты (исследования) вариантов перспективных схем развития ЕЭС и региональных схем развития энергетики, варианты инвестиционных программ энергетических компаний, формироваться наиболее интересные для бизнеса варианты финансирования реконструкции и строительства новых объектов, проводиться оценки влияния энергетики на экономику реального сектора экономики, варианты совершенствования рыночных отношений в отрасли и схем внешнеторговых отношений в рамках ЕврАзЭс , а также вырабатываться новые технологические требования к энергомашиностроительным и электротехническим отраслям промышленности, осуществляться методическое обеспечение и координация работ всех институтов по перечисленной тематике для реализации единой технической политики в отрасли на каждом этапе ее развития;
в) общим для нового Центра компетенций в электроэнергетике Научно - Техническим Советом целесообразно принять функционирующий НП "НТС ЕЭС", расширив его состав за счёт участия представителей ассоциативнных объединений производителей и потребителей энергии, а также представителей электротехнических и энергомашиностроительных отраслей промышленности;
 
второе - сформировать централизованный источник (фонд) финансирования научных исследований стратегии и перспективного проектирования развития энергосистем и отрасли в целом в рамках целеполаганий и тематики работ нового Центра Компетенций в электроэнергетике. Положение о централизованном фонде финансирования научных исследований и стратегического планирования развития энергетики (ЦФ НИ и СПЭ) целесообразно законодательно принять в виде отдельного раздела в ФЗ «Об электроэнергетике”. Для его образования и ежегодного пополнения достаточно централизовать отчисления на НИОКР всех энергокомпаний плюс бюджетное финансирование - госзаказ по важнейшим прорывным темам развития, что станет эффективным инструментом государственно - частного партнёрства в важнейшей сфере. Представляется целесообразным в качестве отраслевой экспертной организации названного фонда рассмотреть НП «НТС ЕЭС», что должно повысить эффективность работы фонда. Следует особо подчеркнуть, что образование названного фонда не повлечёт за собой увеличение цен(тарифов) для потребителей конечного пользования энергоресурсами;
 
третье - принципиально важно для правильной мотивации субъектов рыночных отношений в энергетике исследования и количественные оценки вести:
а) для уже существующих производственных фондов в энергетике, обеспечивающих энергоресурсами существующих энергопотребителей;
б) для прирастающих производственных фондов для покрытия прирастающего энергопотребления с соответствующим приростом генерирующих мощностей и транспортной инфраструктуры.
 
Сравнение приростных показателей экономической и энергетической эффективности экономики на расчётных уровнях будет показывать, насколько велика относительная разница в соответствующих показателях в разных вариантах перспективных версий экономического развития. Это требование представляется очень важным, оно правильно формирует мотивацию бизнеса в разных вариантах стратегического прогноза и перспективного планирования, т.к. позволяет новому бизнесу оценить эффективность варианта централизованного энергоснабжения нового бизнеса (или расширение существующего) по сравнению с альтернативным вариантом - энергоснабжения от собственных энергоисточников (распределённой генерации, альтернативной котельной или собственной ВИЭ). В рыночных условиях хозяйствования такая возможность экономических оценок альтернативных вариантов организации энергоснабжения бизнеса правильно мотивирует поведение энергопотребителя как субъекта энергорынка. Представленные предложения в данной статье представляются как реакция на сложившееся положение в электроэнергетике, которая органично нуждается в корректировке системы управления ее развитием, и с надеждой, что эти предложения будут рассмотрены и в Минэнерго России и в Законодательном Собрании России.
 
Литературные источники:
1. А.Преснин, Т.Иванова: http//www.aeapresnow.com/single-post/2017/06/11 “Понять и принять - СССР и Госплан не вернутся».
2. В. Жихарев: http//www.valeriyhikharev.org/blog “Модернизация реформ в электроэнергетике «не у нас».         
3. Г.П. Кутовой. «Становление форм и методов государственного регулирования электроэнергетики в ходе реформ экономических отношений и приватизации». Аналитический обзор // Библиотечка электротехника – приложение к журналу "Энергетик". 2015. Вып. 12 (стр. 124-136ш).     
4. Г.П. Кутовой. «Нужна новая парадигма (или архитектоника) экономических отношений в электроэнергетике». Энергетик, 2016 г., №2, с.8-13.          
5. В. Непомнящий «Альтернативный путь развития электроэнергетики     России до 2015г. в условиях постфинансового кризиса», ж-л «Академия энергетики», №5(43), 2011г.
6. Минэкономразвития РФ: «Монополиям могут запретить финансировать равитие электросетевого комплекса за счёт тарифов», finance.rambler.ru› Новости›Новости экономики›140357852.html
7. Г.В.Микулич, «Показатели топливной эффективности ТЭЦ», ж-л «Вести в электроэнергетике, №3, 2008г.
8. М.Е.Байзаков, Г.П. Кутовой, «Энергетики и экспертное сообщество в поиске решений выхода из ценового тупика»,интернетресурс-portalenergo.ru
9. Г.П.Кутовой, «Распределённая генерация в структурах территориальных электросетевых комплексов – актуальная задача повышения надёжности систем электроснабжения потребителей», ж-л «Энергетическая политика», 2015г., выпуск 2, М.
10. Стивен Стофт "Экономика энергосистем.Введение в проектирование рынков электроэнергии", Издвтельство Мир, М. 2006 Г.
11. E:\«Ненужные гигаватты», новость размещена на сайте np-ace._ru — Новости электроэнергетики — Сообщество потребителей энергии.mht
12. Катырин Е., Выступление на Национальном Конгрессе «Приоритеты развития экономики. Модернизация промышленности России», М., 18-19 окт. 2011г.
13. Кутовой Г.П. Кузьмин В.В. «О мерах по развитию конкуренции на розничных рынках энергии и услуг ЖКХ», М., ж-л Энерго Рынок, 2012г., №10(105).
14. Стенников В.А.,д.т.н., член-корр. РАН Паламарчук С.И., д.т.н., профессор Головщиков В.О., к.т.н. ст.н.с. ИСЭ им. Л.А. Мелентьева СО РАН. «Создание эффективных розничных рынков электрической и тепловой энергии – важнейшая задача отечественной электроэнергетики», ж-л «Энергетика», М., 2017г.
15. Г. Кутовой «Альтернатива в развитии электроэнергетики», ж-л «Академия энергетики», №4(44) 2011г. и № 1(45) 2012г.
16. Дятел Татьяна, г-та «КоммерсантЪ», https://energy.s-kon.ru/thena-electroenergii-stanovisya-vse-menee-rynochnoj/.29.09.2017.
17. Дятел Татьяна, г-та «Коммерсант», http://energy.s-Jon.ru/energorynki-uproschayt-podchet-dohodov/, 29.09.2017.
18. Мария Полоус, Полина Достовалова, г-та «Коммерсант», kommersant.ru, 21.07.2014.

Происшествия, административная практика

news050618-3

АО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» возместило ущерб, причиненный окружающей среде

Июнь 05, 2018
Сотрудники Ямало-Ненецкой природоохранной прокуратуры в 2017 г. проверили соблюдение норм и требований природоохранного законодательства и законодательства о промышленной безопасности в АО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз». В ходе контрольных мероприятий было установлено, что на трубопроводах, эксплуатируемых компанией, на протяжении 2016-2017 гг. происходили аварии. В…

Выставки  

NDT2018 100x100     yamal2018n 100x100     GT 100x100     weldex18 100x100     IZ2018 100x100     Defectoskopy18 100x100   

100x100 NDT2018     100x100 tnf2018     100х100 montajelectro2018     100x100 gce2018     ugolmining2018 100x100     MetrolExpo 100x100   

100х100 gnt2018     100x100 nec8

Партнеры